При поддержке
литературного портала
Шотландский сеттер Блум (Ци-Лорд) обновлено31.10.2010 18:58 Главная: Города - Транспорт - Где остановиться - Фото - Контакты - Поиск

07 марта 1997г. – 29 мая 2004г.
1-ДII
2002г. – участие в съёмках худ. фильма "Любовь императора"


В последний раз о Блуме

Хотя Блум родился 07 марта 1997г., к нам в дом он попал в начале 2001г., ему уже было без малого 4 года. Подобрала его в пригороде и привезла знакомая. Вообще-то по предварительному устному описанию мы ожидали увидеть собаку другой породы. Но то, что предстало пред нами, несмотря на внешний вид, превзошло все наши ожидания.
Блум был уже сформировавшейся взрослой собакой, со своим характером. Конечно же, собаки не люди, их эмоциональные качества должны быть гораздо проще для описания, чем людские. Однако невозможно взять и сказать: "Блум был с твёрдым характером" (даже звучит глупо), или "был плохо управляемым" и т.п. Хотя люди умудряются давать подобные определения себе и другим.
Вот попытка сделать краткое жизнеописание его первых 4-х лет: в своём помёте он никак не продавался, в итоге отдали его дворничихе за символические деньги. Через некоторое время он перекочевал в другую семью, где производились попытки охоты с ним на зайца. Потом один из членов этой семьи, непосредственно занимавшийся с Блумом, отбыл по своим делам. В какой-то момент времени, по-видимому, он своим "характером" надоел оставшимся хозяевам и его буквально выбросили на улицу. Таким образом, можно предположить, что примерно половину своей жизни, если не больше, он прошлялся на улице, более точно, по помойкам – где ж ещё шляться такому гордону. Можно представить, какая психика могла сложилась у собаки. Однако то ли крови сказались, то ли просто судьба – Блум вырос чересчур независимым, в определённые моменты своевольным. Он практически не слушался команд, при виде кошки его бросало в дрожь от азарта (это так и не поддалось "излечению"), но в еде был привередлив, опять-таки, по-своему – не ел ничего растительного, но обожал всякие помои в мусорках. Физическое его состояние было довольно плачевным – в детстве переломаны обе ноги, из-за чего одна была короче другой; мышечная масса ниже среднего; сильно заглистован. Всё это, конечно, кроме ног, было поправимым.
За последние три года своей жизни судьба его тоже не всегда была как по маслу. Были сильные трения с ним из-за его дурацкого характера; по мере сил и возможностей пытались вернуть его в среду, близкую его породе – натаска, охота, выставки. Несмотря на свою "независимость", Блум был эмоциональным; все семейные передряги им переживались тяжело, т.е. мы ему тоже нервы потрепали. Благодаря ему мы соприкоснулись с миром собачников, который оказался очень неоднозначным, но это отдельная тема. Также мы с ужасом обнаружили что творится в ветеринарии, точнее, какие там бывают люди, нравы, это тоже совершенно отдельная большая тема. Поэтому лично меня именно то, что было связано с людьми, больше всего отталкивало и отталкивает до сих пор, но это всё равно что на зеркало пенять, иначе быть и не может.
С каждой осенью и весной Блум всё больше прихрамывал на одну ногу, порою поджимая её; мы подозревали радикулит. В мае этого года он впервые в сезоне выехал на дачу. Носился по полной программе. В итоге домой ехал практически на трёх лапах. Рентген показал разрыв связок. Хирург Ефимов успокоил нас, сказал, что возможна операция, причём операция стандартная, очень типичная для собак.

В четверг, 27 мая, была сделана операция. Блум отходил очень тяжело, мы не понимали, что с ним происходит, он всё стремился куда-то ползти, ходить практически не мог. Но мне показалось, что всё будет отлично, поэтому оставил его. Всю пятницу он пролежал. В субботу, 29 мая, с утра начал оживать, сам двигался, за кошкой пытался погнаться, впервые нормально поел. Был оставлен без присмотра буквально на минуту, даже меньше. За это время он умер. Массаж, уколы в сердце не помогли.

Я не подозревал, насколько сильно он вошёл в мою жизнь. Только теперь начинаю понимать, что многие вещи, совсем не связанные с собакой, делались благодаря существованию именно Блума. Я предполагал, что Блум проживёт ещё лет 5, ну года 3 как минимум, мысль о его смерти отгонялась подсознательно. К произошедшему оказался не готов. Прошло 6 дней со дня его смерти, но мысли о нём возникают постоянно, с ними засыпаешь и просыпаешься. Кажется невероятным тот факт, что всё вокруг существует, а его нет во всём этом. Блум оказался той собакой, которая бывает только раз в жизни, но как не хочется в это верить.
В тот же день вечером во время похорон, смотря на замотанное тело, я был готов поверить в каких угодно богов, лишь бы он ожил; когда многократно наблюдал со стороны такие моменты (и документальные, и художественные), я всё прекрасно разумом понимал… до тех пор, пока самого не коснулось. Идя за тележкой с его телом, я пару раз словил себя на том, что пытаюсь уловить признаки жизни в одеревеневшем теле. И когда уже после рытья могилы в последний раз взялся за труп, выталкивая его задницу из тележки, под рукой почувствовал снова не деревянный, а столь до боли знакомый мягкий зад с выпирающим тазом… Но рядом стояли уже ставшие к этому моменту чужие люди; мне пришлось очередной раз напомнить себе, что с утра всё кончено, можно делать что угодно, но ничего изменить нельзя…
Все последующие дни заполнены мыслями о Блуме. Задаю себе множество вопросов:
Ну зачем я брал его тогда на дачу? хотя при чём здесь дача…
Почему для собак не делается предоперационное обследование? Если бы врач более точно знал общее состояние собаки, ну наверняка же операция и послеоперационный период были бы иначе! И потраченные деньги на такое обследование просто ничто по сравнению с тем, что произошло…
Было же у нас подозрение, что у Блума сердце слабое, хотя Ефимов послушал его, сказал, что в порядке. Почему я так легкомысленно положился на природную выносливость Блума? мне казалось, уж такую-то стандартную операцию он перенесёт может и не совсем легко, но это детали. Но смерть… Это даже мне в голову не приходило. Ну хотя бы надо было оплатить ветеринара на первые дни после операции для утреннего и вечернего осмотра Блума. Я даже не планировал к нему приезжать в ближайшие дни. Подозреваю, что могло в т.ч. повлиять на здоровье Блума. Когда в результате разъезда Блум остался не со мной, я даже на некоторое время вздохнул с некоторым облегчением – не надо было тратить огромное количество времени на прогулки и т.п.; попытался вычеркнуть его из своей жизни. Я даже не подозревал, что через 3-4 месяца после расставания он настолько сдаст, что у него отказывали задние лапы, и полезли другие болячки. Но он постепенно привык к моему отсутствию. Всё это я узнал позже. Весной не выдержал, снова начал с ним встречаться; понял, что буду делать это постоянно, потому что мне не хватало общения именно с этой собакой. Но, как оказалось, переживания убивают быстрее собак, чем людей.
И когда я очередной раз задаю себе эти вопросы, всплывает давно захороненное ещё в детстве желание отмотать несколько дней назад, чтобы попытаться что-то изменить; все мы задним умом горазды… "Очередной", но первый по своей значимости, необратимый урок хрупкости жизни; кажется, теперь готов сделать что угодно для безопасности жизни любимых тобою существ.
Делал попытку сформулировать, почему же Блум оказался для меня столь значимым. Понял, что рационально это понять не способен, тем более выразить словами; может быть, осознание придёт со временем. Раньше, услышав какую-нибудь банальность типа "он любил свою собаку больше чем...", не глядя, про себя ставил штамп "ну вот, ещё один ненормальный, явно психика того" и т.п. Даже мысли не возникало, что в данном случае поменяюсь местами с ними.
Как ни странно, сейчас к окружающим меня собакам отношусь ещё более прохладно, чем до смерти Блума. Во вторник какая-то собака прокусила мне ногу, но и она, и её хозяева были мне безразличны; раньше я бы повёл себя совершенно иначе...
До этой смерти мне было как-то всё равно, есть ли там где-то какая-то жизнь после смерти и прочие бредни. Теперь надеюсь на то, что после смерти я всё-таки встречусь с Блумом, как бы это глупо не звучало (но религии здесь ни при чём).
Всё больше задумываюсь о щенке. Посмотрел очередной раз питерский сайт. Понимаю, что все эти полевые состязания, натаски, а особенно охота – не для меня. Но без этого гордону нельзя, охотничья собака должна быть рабочей, чтобы иметь соответствующий характер. К тому же ведь давным-давно известно, невозможно повторить то, что было, нельзя воплотить в щенке другую собаку, каждая собака по-своему личность. Пока лишь остаётся надеяться, что судьба столкнёт ещё хотя бы раз с, конечно, не подобием Блума, но такой собакой, которая…

Вадим Животовский

последние фото Блума:
на даче 08.05.2004:
Шапки: на дороге; 08.05.2004 Шапки: на дороге; 08.05.2004 Шапки: на дороге; 08.05.2004 Шапки: на дороге; 08.05.2004
дома 25.05.2004:
СПб: дома; 25.05.2004 СПб: дома; 25.05.2004


на все материалы сайта действует FAL

разной полезности реклама:

Москва консультация врача хирурга лечение

Яндекс цитированияЯндекс.Метрика
Locations of visitors to this pagefree counters